История

Девятая рота: все было не так…

Все, кто смотрел нашумевший несколько лет назад фильм Федора Бондарчука «9 рота», наверняка запомнили его исполненную драматизма развязку: отражая атаки душманов, рота десантников гибнет в неравном бою, так и не дождавшись подкрепления. А потом прилетевший на вертолете полковник растерянно спрашивает у единственного уцелевшего бойца, что же произошло со связью…
Полковник Алексей Смирнов утверждает: все показанное в «основанном на реальных событиях» фильме известного режиссера очень далеко от действительности. И такое право у него есть. 6 января 1988 г. именно разведвзвод старшего лейтенанта Смирнова пришел на помощь израсходовавшей боеприпасы 9-й роте 345-го парашютно-десантного полка, принявшей бой на высоте 3234.

Рапорт на поступление в Рязанское десантное училище рядовой учебной дивизии Алексей Смирнов написал сразу же после присяги. А потом, когда страна узнала о вводе в Афганистан ограниченного континента советских войск, подал второй, попросив направить его после учебки в зону боевых действий. Ход тогда дали первому рапорту, и «за речку» Смирнов попал уже после училища – командиром разведвзвода парашютно-десантного батальона 345-го полка.
Первое после приезда в Афганистан незабываемое впечатление – шутка, устроенная ему солдатами. Предложив новому взводному помочь подготовиться к первому боевому выходу, разведчики снарядили «не обстрелянному» офицеру такой рюкзак, что он уже через 300 м горного перехода объявил привал. Выручили догадавшиеся, в чем дело офицеры. Подойдя к уставшему явно раньше времени новичку, они, улыбаясь, облегчили его рюкзак на восемь гранат, четыре упаковки по 120 патронов и три сухпайка. Идти сразу же стало проще.
Наказывать за эту шутку Смирнов никого не стал, обижаться тоже. Зато, быстро уловив, как строятся отношения командиров и подчиненных на войне, уже через месяц завоевал у своих бойцов неподдельный авторитет. Хватило нескольких боевых выходов, чтобы разведчики поняли - их лейтенант настоящий профи. А после очередной успешной операции весь личный состав взвода представили к орденам и медалям.
В горную провинцию Пагман десантников забросили вертолетами. И началось… Сначала адский подъем на заснеженный перевал высотой 4 тыс метров над уровнем моря и ночевка в снегу, а утром – спуск вниз и разведпоисковые действия в «нарезанном» комбатом кишлаке. После выполнения задачи – снова подъем в горы и занятие другой господствующей высоты.
И вот тут, поднявшись на горку раньше парашютно-десантных подразделений и получив от комбата указание ждать остальных, Смирнов заподозрил неладное. Пожертвовав привалом, офицер решил проверить соседнюю высоту. И не ошибся: разведчики обнаружили пустующий опорный пункт «духов». Судя по найденной в блиндаже только-только сваренной картошке и еще горячему чаю, нетрудно было догадаться, что в момент их подъема на позициях находилась лишь дежурная смена из нескольких моджахедов. Успей душманы вызвать подкрепление, парашютно-десантной роте было бы не избежать серьезных потерь: с занятых Смирновым позиций высота, на которую поднимались десантники, хорошо простреливалась. Собранные в «духовском» опорном пункте трофеи тоже впечатляли: зенитная установка, пулеметы, десятки цинков с боеприпасами, немецкий бинокль времен второй мировой, куча спальных мешков... Но один трофей представлял особую ценность: переносной зенитный ракетный комплекс американского производства, за которым уже несколько месяцев по всему Афганистану охотились наши разведчики. Тот самый «Стингер», за который командир полка обещал дать «Героя».
Однако из-за малого срока пребывания на войне Смирнова представили к ордену Красной Звезды. «Такой порядок, – «утешил» старлея комбат. - Пробудь ты здесь не месяц, а хотя бы три, обязательно стал бы Героем Советского Союза». Кстати, полученный за «Стингер» орден стал не только первой, но и самой дорогой для десантника наградой.
А на следующий день после ее получения началась крупномасштабная операция «Магистраль», в ходе которой Смирнову, на тот момент уже провоевавшему в Афганистане полгода, и довелось сражаться вместе с 9-й ротой их полка на упомянутой ранее высоте.
В конце ноября 1987 г. 345-й полк перебросили под Гардез с задачей выбить «духов» с господствующих высот вокруг города Хост. В двадцатых числах декабря подразделение старшего лейтенанта Смирнова без боя заняло высоту 3234, передав ее парашютно-десантному взводу 9-й роты. Затем несколько дней разведчики выполняли другие боевые задачи: занимали новые высоты и участвовали в зачистке близлежащего кишлака. Пока 6 января 1989 г. не завязался бой за ту самую высоту 3234.
Обстреляв горку из минометов и безоткатных орудий, душманы попытались взять ее пешей атакой. Но десантура стояла насмерть. Когда в 9-й роте появился первый «двухсотый», комбат приказал Смирнову подняться на высоту чтобы вынести погибшего ефрейтора Андрея Федотова с поля боя. Но уже буквально через несколько минут поменял решение, приказав Смирнову взять как можно больше боеприпасов и, дойдя до соседней высотки, ждать его дальнейших команд.
Тем временем к обороняющемуся взводу подтянулся командир 9-й роты с еще одним взводом. Однако противостоять нарастающим атакам «духов» становилось все сложнее. Выполняя со своими пятнадцатью разведчиками роль близлежащего резерва для уже почти окруженной 9-й роты, Смирнов видел, как моджахеды все яростнее идут на штурм, как покрытая снегом горка чернеет от взрывов и пороховых газов. При этом комбат упрямо держал его в резерве, думая, что душманы могут попытаться обойти роту с его стороны.
С нескольких сотен метров, которые разделяли Смирнова и сражающуюся 9-ю роту, он хорошо слышал крики врагов: «Москва, сдавайся!». И когда уже поздним вечером с места боя начали доноситься доклады бойцов ротному о кончающихся патронах, Смирнов радировал комбату, что больше тянуть нельзя. Получив добро, разведчики рванули на выручку роте.
В итоге 15 бойцов Смирнова и боеприпасы, которые они доставили, сделали свое дело: после нескольких часов ночного боя боевики отступили. Когда рассвело, на подступах к устоявшей высоте валялось много брошенного оружия, а снег пестрел кровавыми пятнами. Потери державшей оборону роты составили девять убитых и шестеро раненых. Всех участвовавших в том бою десантников наградили орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а прикрывшие отход товарищей на выгодный рубеж пулеметчики Александров и Мельников были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.
Ну а неделю спустя на злополучной высоте 3234 едва не погиб уже сам Смирнов, оставшийся там с разведвзводом после ухода 9-й роты. Беспокоящий минометный огонь, который «духи» то и дело открывали по горке, поначалу не наносил десантникам большого урона: и в окопы, и в углубленные в землю палатки осколкам было не залететь. Но в один из дней случилось невероятное. Когда в палатке Алексея пришедшие с соседних высот офицеры отмечали день рождения комсорга батальона Владимира Алексеева, одна из «духовских» мин разорвалась рядом с палаткой. Когда же все высыпали наружу посмотреть воронку, вторая мина ударила прямо по палатке. Никто не погиб лишь по какой-то счастливой случайности.
***
За последующие двадцать с лишним лет службы в жизни Алексея Смирнова будет еще немало горячих точек, других нелегких испытаний. Но Афганистан, где он получил свой первый боевой опыт, откуда вернулся с орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, и в котором он потерял лучшего друга – капитана Олега Юрасова, офицер-десантник всегда будет считать самой главной своей войной. Наверное, именно поэтому полковник Смирнов, как и тысячи других «афганцев», был так сильно разочарован не имеющим ничего общего с реальными событиями блокбастером.

Андрей ЛУНЕВ
Фото из архива автора

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Владимир Горовой о решении МОК в отношении российских спортсменов: Возмутительное решение по надуманным основаниям

Международный олимпийский комитет (МОК) допустил российских спортсменов к участию в Олимпиаде-2018 в Юной Корее под нейтральным флагом. Россиян на Олимпиаде-2018 будут...

Антон Цветков: Организация «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» будет защищать права и честное имя Романа Шимко

Защита Ольги Алисовой, осужденной за ДТП в Балашихе, в результате которого погиб шестилетний мальчик Aлeша Шимкo, подала иск к его отцу - сотруднику Pocгвapдии Poмaну Шимкo. По...

Франц Клинцевич об усилении группировок НАТО вблизи российских границ: Войну закончим в их столицах

НАТО разместил около 10 тыс. военных и сотни единиц военной техники и авиации в Прибалтике, странах Восточной и Северной Европы - в непосредственной близости от границ России. По...

Сергей Ермоленко: Наш долг - возродить традиции прошлых лет, связанные с патриотическим воспитанием

«ОФИЦЕРЫ РОССИИ» направили обращение на имя мэра Москвы Сергея Собянина с просьбой возродить традиции прошлых лет, связанные с патриотическим воспитанием подрастающего...

Юрий Чмутин: Любое увеличение на планете ядерного оружия - угроза стабильности и безопасности миру

В ночь на 29 ноября КНДР провела запуск баллистической ракеты, которая, преодолев 950 км, упала в Японском море. Южная Корея после этого провела ответный запуск своих крылатых...

Инна Святенко прокомментировала инициативу о введении ограничений для граждан, передвигающихся на сегвеях и гироскутерах

В Мосгордуме заявили о необходимости ввести законодательные ограничения для граждан, передвигающихся по городу на сегвеях, гироскутерах, моноколесах и других самобалансирующихся...

Василий Дандыкин прокомментировал заявления западных СМИ, назвавших подлодку «Князь Владимир» самой смертоносной

Западные СМИ опубликовали материалы, посвященные новому российскому подводному ракетоносцу «Князь Владимир», спущенному на воду недавно в Северодвинске. Журналисты...

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Мы в социальных сетях

Журнал «Офицеры»