Александр Михайлов: Для многих силовиков Дзержинский давно уже превратился из человека и политика в символ