Интервью с А.В. Цветковым

Интервью опубликовано в «Парламентской газете»

Антон Цветков: «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» работают на результат

Авторитет и признание организации - это заслуга всего актива, центрального аппарата и региональных отделений

Председатель президиума Общероссийской организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», глава Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по безопасности Антон Цветков ответил на вопросы «Парламентской газеты».

- Антон Владимирович, кем вы мечтали стать в детстве?


- Как и большинство сверстников - милиционером, космонавтом, летчиком. Вполне стандартный набор мечтаний того времени. Правда был также шанс стать учителем: наша обыкновенная московская школа, где я учился, реорганизовалась в педагогическую гимназию, даже наши выпускные экзамены одновременно считались вступительными в педагогический университет.

Но в итоге я выбрал другой путь. В то же время очень признателен нашему директору школы - уникальному человеку, народному учителю Владимиру Караковскому, за великолепное школьное образование и то, что один день из учебной недели всегда отводился исключительно под изучение педагогики и психологии. Это дало мне дополнительное развитие.

- Так куда в итоге решили поступать?

- В Московскую государственную юридическую академию. Там был очень высокий конкурс и поступить было сложно. Усиленно занимался с репетиторами два года, в итоге поступил на дневное отделение.

Причем получил распределение в группу, где преподавали в основном руководители кафедр, поэтому довелось общаться с серьезнейшими теоретиками и практиками права. Считаю, что мне очень повезло с профессорско-преподавательским составом.

- А кто больше всех запомнился?

- Профессор, доктор наук Венгеров Анатолий Борисович, один из лучших теоретиков государства и права современности. В то время он еще возглавлял комиссию по информационным спорам при Президенте России.

- Уже будучи состоявшимся человеком, общественным деятелем, вы продолжали учиться. Для чего?

- Вопросы, с которыми я сталкиваюсь в повседневной работе, требуют серьезной компетенции и специальных знаний. Поэтому пошел на второе высшее, окончил факультет национальной безопасности Академии госслужбы при Президенте России. Там же впоследствии прошел и специализированные курсы повышения квалификации «Государственный и управленческий контроль».

- А в армии служили?

- Не удалось. Сначала учился в академии, потом пошел в аспирантуру, где и защитил диссертацию. А кандидатов наук не призывают. Но если бы вернуться в прошлое, то, наверное, сначала бы, после школы, отслужил, а потом уже пошел в академию.

- В какие войска?

- Если бы мне дали право выбирать, то в погранвойска.

- Вероятно, то время, которое вы проводите в воинских частях и подразделениях правоохранительных органов, уже значительно больше стандартного срока службы по призыву?

- Я действительно очень часто там бываю и много общаюсь с различными категориями военнослужащих и сотрудников правоохранительных ведомств, офицерами, генералами. Постоянно вникаю в проблемы, с которыми они сталкиваются, внимательно выслушиваю их рациональные предложения по реформе и развитию ведомств в целом и их направлений деятельности, в частности. Без этого невозможно ни реально понимать проблематику, ни разрабатывать предложения для ее решения.

- А какая тема кандидатской?

- Кандидат политических наук, а тема строго по профилю моей работы: «Политический механизм формирования правовой культуры в России». Защитился в Военном университете Минобороны России.

- Докторской не планируете заняться?

- Очень уважительно и почтительно отношусь к докторам наук. Считаю, что пока не достоин этого звания. А еще дал себе слово, что не начну писать докторскую, пока не буду преподавать. Правда, сейчас иногда преподаю в РАНХиГС при Президенте России, периодически провожу лекции и практические занятия с сотрудниками правоохранительных ведомств. Но пока получается не так часто, как хотелось бы, у меня слишком загруженный график.

- И что преподаете?

- То, в чем у меня достаточно много практического опыта: общественный контроль, взаимодействие госорганов с институтами гражданского общества и СМИ, обеспечение общественной безопасности, противодействие оргпреступности, экстремизму и коррупции, защита прав и законных интересов военнослужащих и сотрудников правоохранительных ведомств и так далее.

- Интересно, как на вас реагируют студенты или сотрудники ведомств. Узнают?

- В основном я преподаю обучающимся на курсах повышения квалификации и получающим второе высшее, многие из них уже старшие офицеры и руководители того или иного уровня. Поэтому я бы сказал, что не узнают, а, скорее, знают меня или нашу организацию, некоторые из них являются членами «ОФИЦЕРОВ РОССИИ». Но для меня самое важное то, что, по мнению руководства вуза или ведомства, мои занятия пользуются популярностью и по ним хорошие отзывы. Все-таки практические знания очень важны, сухая теория не всегда применима в реальной жизни.

- В Интернете можно встретить информацию, что вы были, а некоторые утверждают, что и до сих пор являетесь сотрудником ФСБ. И даже не раз бывали в составе спецподразделений в горячих точках...

- Здесь я ничего нового вам не скажу: уже неоднократно заявлял, что никогда не служил в ФСБ. А что касается горячих точек, это были сугубо гуманитарные миссии и изучение ситуации в регионах.

Мы тогда отправляли за свой счет много гуманитарных грузов нашим бойцам и офицерам в зону КТО на Северный Кавказ. Не могли оставаться в стороне, зная, в каком состоянии там выполняют боевые задачи наши товарищи. А учитывая, что гуманитарка в пути периодически существенно уменьшалась и иногда просто не доходила до адресатов, то мы сами летали ее сопровождать. Да и, честно говоря, оставались там на некоторое время. Мне важно было лично общаться с офицерами, понять, что там на самом деле происходит, с какими проблемами они сталкиваются. И ряд служебных вопросов по их просьбе нам удавалось решать здесь, в Москве.

- А попадали там в опасные ситуации?

- Мы много передвигались и порой действительно было небезопасно. Сейчас я более отчетливо это осознаю, чем тогда. Со мной были настоящие профессионалы, они многому меня научили. Если бы не эти навыки, вероятно, из какой-то командировки я точно бы не вернулся. Но, как видите, остался невредим.

- Что вам запомнилось больше всего из этих поездок?

- Самое неизгладимое впечатление произвело то, в каком, зачастую брошенном, состоянии там находились люди, каждый день рискующие своей жизнью во имя Родины и народа. На тот момент многое держалось на духе и самоотверженности солдат и офицеров. Хотя, конечно, нередко сталкивался и с элементарной халатностью, разгильдяйством, пьянством.

Уважаю Путина за то, что он, став президентом, принял Вооруженные силы и другие силовые структуры в том разобранном состоянии, а сейчас страна имеет уже совершенно другие, более профессиональные и боеспособные ведомства, готовые к выполнению соответствующих задач. Крымские события в этом отношении были очень показательными.

А так, конечно, много что врезалось в память… Начиная от того, какой там был хаос и неразбериха, как прямо «на броне» внавалку валялись «мухи» и «шмели», которые могли просто уронить по дороге и не остановиться, чтобы поднять, заканчивая незабываемым звуком, как рядом с тобой щелкают пули, и ты понимаешь, что вроде просто щелчки, а попади одна из них в тебя - и это может быть последний миг твоей жизни. Но главное - это люди…

- Продолжаете общаться с ними?

- Конечно, многим потом помогал устроиться на работу после их ухода со службы. Многие из них являются членами нашей организации. А Николай Соловьев, командовавший на тот момент отрядом специального назначения «Витязь», - один из первых членов президиума «ОФИЦЕРОВ РОССИИ».

- А вы сами офицер? В каком звании?

- Старший лейтенант.

- Всего лишь старший лейтенант? С вашими связями могли бы быть уже, как минимум, полковником.

- Лучше быть настоящим лейтенантом, чем липовым полковником.

- Почему руководитель «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» именно Антон Цветков?

- Начнем с того, что Антон Цветков не единоличный руководитель. Такой организацией, как «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», не может руководить один человек. Основная концепция организации заключается в том, что в ней достаточно сложная система управления. Руководителем Центрального исполкома является генерал-лейтенант Александр Михайлов, руководители профильных советов и центров организации - не менее достойные и заслуженные офицеры, в том числе высшие, Герои Советского Союза и России.

Я председатель коллегиально-совещательного органа - президиума, в который входят все вышеупомянутые руководители и еще более 70 авторитетных людей из офицерского сообщества различных ведомств - от лейтенанта до генерала. Также членами президиума являются имеющие авторитет в офицерской среде деятели культуры, журналисты, спортсмены, правозащитники, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, представляющие все парламентские партии, руководители крупных общественных объединений. А я в большей степени выполняю функции координатора, у меня больше обязанностей и ответственности, чем прав и полномочий. Люди оказали мне доверие, и я этим занимаюсь в меру сил и возможностей, и даже больше.

- А кто именно предложил вам возглавить президиум организации?

- Это было коллегиальное решение.

- Какова сейчас численность организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» и в чем ее основная задача?

- Более ста тысяч человек. Основная задача - объединение их потенциала для помощи государству и обществу в наведении порядка в стране и обеспечении безопасности от внутренних и внешних угроз.

- Скажите, а парламентские партии предлагали вам войти в Госдуму по их спискам?

- Предлагали. Не вижу в этом целесообразности. В нашей стране имеются самые широкие возможности и полномочия для общественных организаций и общественного контроля. Я никогда не был членом ни одной партии, и что, входить в зависимость из-за депутатского мандата? Да и что он сейчас дает…

Плюс среди членов нашей организации десятки депутатов, и мы через них можем решать поставленные задачи.

- Но в то же время вы были несколько лет членом президиума общественного совета Москвы по указу мэра, причем сначала Лужкова, потом Собянина, а сейчас второй раз подряд являетесь членом Общественной палаты России в соответствии с указом президента. Это разве не зависимость?

- Никто из перечисленных вами людей не ставил передо мной какие-то рамки и не определял правила.

В общественном совете Москвы я возглавлял Комиссию по взаимодействию с правоохранительными органами и защите прав граждан, которую, кстати, до меня возглавлял ректор МГЮА легендарный Олег Кутафин. Затем, когда столичный общественный совет начал реформироваться в Общественную палату Москвы, мы туда от организации делегировали другого человека, а я возглавил экспертный совет Комиссии по безопасности Мосгордумы. Через несколько месяцев уже президент своим указом включил меня в состав Общественной палаты России, где впоследствии коллегами мне было доверено возглавлять профильную для меня Комиссию по безопасности.

- Статус председателя профильной комиссии федеральной Общественной палаты помогает в работе?

- Безусловно, да. С одной стороны, Общественная палата - удобная площадка для проведения различных важных мероприятий, обсуждения и выработки решений по значимым для общества и государства проблемам. Нам удалось консолидировать здесь ветеранские, патриотические и другие профильные организации, экспертное сообщество, и по многим серьезным вопросам провести конструктивную работу и добиться конкретных результатов.

- А есть проблемы, решить которые пока не получается?

- Два года назад доложил Президенту России Владимиру Путину по проблемам участников боевых действий в Таджикистане, семей военнослужащих и сотрудников правоохранительных ведомств, погибших при исполнении служебного долга. Глава государства дал соответствующее поручение Правительству. В итоге нам совместно с депутатами Госдумы удалось на законодательном уровне исправить проблему, долгое время не позволявшую участникам боевых действий на территории Республики Таджикистан получить официальный статус ветеранов. Вдумайтесь в парадоксальность ситуации: у людей боевые госнаграды, а статуса ветерана боевых действий не было.

Когда мы с зампредом Комитета Госдумы по безопасности Александром Хинштейном, внесшим большой личный вклад в решение проблемы, и представителями Минобороны вручали в Общественной палате первые ветеранские удостоверения - это было непередаваемое по эмоциям мероприятие. Торжество справедливости, иначе и не скажешь.

Но, к сожалению, до сих пор есть серьезные вопросы по применению законодательства, регулирующего правовое положение членов семей погибших (умерших) военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов.

И это несмотря на поручение Президента России, моральную поддержку со стороны многих руководителей ведомств и проведенный нами во взаимодействии с профильными общественными организациями детальный мониторинг имеющихся проблем с конкретными путями их решения. Воплотить в жизнь все наши предложения пока не удалось. Мы понимаем, что это связано с дополнительными бюджетными расходами, а российская экономика сейчас переживает не самые лучшие времена. Но вопрос очень важный, решать его нужно, и чем быстрее, тем лучше.

- Может быть, пора идти на государственный пост, чтобы непосредственно решать все эти проблемы?

- В ближайшее время не планирую, буду продолжать заниматься развитием организации. Хотя предложения периодически поступают. Со многими госорганами мы на серьезном уровне взаимодействуем, нас слышат, с нашим мнением считаются. Механизмов для решения проблем и задач более чем достаточно.

- Какая у вас мечта?

- Развить мощную, эффективную, авторитетную и самодостаточную организацию, которая бы в дальнейшем работала, росла и совершенствовалась сама по себе. А я бы ушел на пенсию, пока молодой.

- Так рано? Зачем?

- Отдохнуть как следует, чтобы надоело бездельничать, и я бы захотел опять вернуться на работу и пахать по 12-14 часов в сутки, как сейчас.

- А что вы считаете важным своим достижением?

- То, что «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» стали одной из самых признанных и авторитетных организаций в обществе, органах госвласти и СМИ, да и в целом в стране. Но это заслуга всего актива, центрального аппарата и региональных отделений. В 2017 году мы отметим 10-летие нашей работы.

От редакции

Хочется отметить, что в ходе интервью Цветков успел дважды отойти на разные совещания, по телефону дать комментарии нескольким СМИ. А когда выходили, в приемной его ожидала съемочная группа Первого канала. Причем в таком режиме работает практически вся его команда, в глазах у людей огонь и задор. С такой трудоспособностью неудивительно, почему они достигают поставленных целей.



Интервью опубликовано в «Аргументах и Фактах»

Антон Цветков: «Профессиональный подход в любом деле - залог успеха»

Мужчину воспитывает ответственность, убежден председатель президиума «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» Антон Цветков.


Руководитель крупнейшей общественной организации откровенно рассказал АиФ.ru об источниках личных доходов, социальных задачах, а также об основных принципах своей работы.

Первые шаги


- Антон Владимирович, вы многого достигли, причем не только в общественно-политической сфере, но и в бизнесе. С вашей точки зрения, что лежит в основе этих успехов?

- Уверен, что в любом деле, если заниматься им профессионально, положительный результат обеспечен. Безусловно, для этого необходимо соответствующее образование и опыт, умение достигать намеченной цели, не бояться принимать решения и быть готовым нести за них ответственность. И, конечно, удача, надежные сподвижники и Божья помощь.

- Когда вы начали заниматься бизнесом?

- Это было двадцать лет назад. Я тогда учился на втором курсе Московской государственной юридической академии и начал пробовать параллельно заниматься бизнесом.

Моим первым офисом была небольшая комната на севере Москвы, на четвертом этаже без лифта. Принес из дома компьютер и купил подержанную мебель у знакомых. Там же находился мой первый и единственный на тот момент сотрудник, которого я взял на зарплату. Постепенно количество сотрудников и метраж офиса увеличивались. Это был очень важный жизненный опыт, когда ты понимаешь, что как бы то ни было, но в конце каждого месяца ты должен заплатить аренду и заработную плату. Серьезная ответственность и ты должен постоянно об этом помнить. Мое глубокое убеждение: наличие ответственности - один из лучших воспитательных факторов для мужчины.

- Каким бизнесом стали заниматься?

- Стартового капитала у меня не было. Пробовал разные бизнесы, не все получалось. Было сложно, но от этого становился только опытнее и крепче. Первые успехи пришли примерно через год - в строительстве, там начал зарабатывать первые приличные деньги, смог перевезти офис в центр и ещё больше расширить штат сотрудников. С самого начала делал ставку именно на профессионалов.

Имея уже машину с водителем, на лекции и семинары все равно продолжал ездить на метро, так как не было времени стоять в пробках. Была серьезная загрузка, и зачастую приходилось во время лекций и между семинарами уезжать в офис или на встречи.

- Тяжело было совмещать учебу и работу?

- Непросто. В академии были строгие требования к посещаемости и качеству знаний, за любой прогул семинара или слабый ответ - сразу отработка вечером на кафедре. А на это времени не было, поэтому всегда относился к учебе ответственно. Кстати, уверен, что это правильная и эффективная система обучения. И то, что сейчас от студентов вузов не требуют посещаемости, считаю большой ошибкой.

- На вечерний или заочный не думали перевестись?

- Нет, для меня образование на тот момент было важнее бизнеса. Убежден, что дневная форма обучения существенно отличается по качеству от вечерней или, тем более, заочной, дает не только знания, но и лучше развивает, учит нестандартно мыслить, глубже вникать в суть предмета. К тому же мне очень повезло с профессорско-преподавательским составом. Это были ведущие учёные и практики, и поменять их на других я бы не согласился.

Аналитика - прежде всего

- Как развивался бизнес?


- Деньги, заработанные на строительстве, вкладывал в покупку помещений, которые на тот момент стоили недорого, сдавал их в аренду. Тогда окупаемость составляла 3-4 года. Учитывая, что своих средств на покупку не всегда хватало, брал кредиты. Был уверен, что недвижимость в Москве сильно подорожает, и не ошибся: цены на помещения росли и бизнес процветал.

Всегда уделял особое внимание аналитике и прогнозам, поэтому в кризис 1998 года я не только не пострадал, но даже увеличил свою капитализацию.

Стройка тоже неплохо развивалась. Заказчиков очень устраивало, что мы всегда держали слово, соблюдали качество и сроки, были далеки от криминала и те к нам не совались. С господрядами не работали, хоть нам их и активно предлагали. Но, к сожалению, там были необходимы «откаты», и мы сразу отказывались. Считаю, что преступник не только чиновник, берущий взятку, но и бизнесмен, её дающий, мало чем от него отличается. Чистота бизнеса для нас всегда была важнее прибыли.

- И что, вот так, просто с нуля, сами, без чьей-либо помощи, развились?

- Организация становилась все крупнее. Параллельно я создал мощную консалтинговую фирму и агентство недвижимости. Но надо было расширять географию бизнеса, и мы вели переговоры с банками и инвестиционным группами. Банкам очень нравились наши показатели, но проценты были высокие, деньги «короткие» и брать кредиты было рискованно. Зато инвесторы готовы были идти с нами в совместный бизнес по линии недвижимости: им кроме показателей нравилась наша полная прозрачность и законность, что на тот момент было редкостью. И мы вместе с ними пошли в регионы, где здания тогда стоили довольно дешево. Покупали старые и изношенные объекты, ремонтировали, приводили их в порядок, заполняли арендаторами и продавали уже как арендный бизнес.

У нас было важное правило: мы никогда не покупали спорные активы и всегда очень тщательно проверяли юридическую чистоту сделки, историю объекта, встречались с собственниками и проверяли, нет ли к ним каких-либо претензий, со стороны как их партнеров, так и государства. Ещё я никогда не соглашался идти в проекты перепрофилирования заводов в офисные и складские комплексы, не хотел принимать участия в процессе превращения производственных мощностей страны в обыкновенные склады.

Заработанные деньги я продолжал вкладывать в недвижимость. Это дало мне сегодняшнюю стабильность и самодостаточность.

- С криминалом приходилось сталкиваться? И как обеспечивали безопасность бизнеса?

- Безусловно, периодически сталкивались с попытками «наездов», но у нас всегда была принципиальная позиция - никаких уступок и сделок с бандитами. Бизнесом в то время вообще было заниматься небезопасно, преступные группировки пытались всех подмять под себя. Наша организация на тот момент хотя и была не самой большой, но для криминала и рейдеров - уже привлекательной. Надо было обеспечивать ее безопасность. Естественно, мое воспитание не позволяло идти ни на сделки с криминалом, ни под чью-либо крышу. Поэтому, помимо взаимодействия с правоохранительными органами, мы вынуждены были в целях обеспечения безопасности нашего дела создать охранное агентство.

- Это был еще один бизнес?

- Нет. Сначала мы действительно рассматривали его и в качестве бизнеса. Однако несмотря на то что оно смогло должным образом обеспечить уровень нашей безопасности и многие просились под охрану нашего агентства, времени на его развитие уходило много. А финансовые показатели, хотя в нем работало около тысячи человек, были не очень интересными.

Плюс ко всему, мягко говоря, несовершенное законодательство, регулирующее частную охранную деятельность, которое, к сожалению, почти не изменилось до сих пор. Основной бизнес приносил достаточно доходов, и не было смысла отвлекаться, поэтому мы оставили у себя службу, которая продолжила заниматься нашей безопасностью. А охранный бизнес с имевшимися договорами отдали руководству нашего ЧОПа, и они продолжили развиваться самостоятельно.

- Говорят, раньше у вас была даже личная охрана. Где она сейчас?

- Как уже говорил, я всегда занимал жесткую и принципиальную позицию по отношению к оргпреступности, никогда не скрывал этого и открыто призывал предпринимателей не идти у них на поводу, не вступать ни в какие отношения. Активно помогал правоохранительным органам бороться с криминалом. Учитывая, что это вызывало недовольство, в том числе у некоторых этнических ОПГ, по настоянию ряда оперативных сотрудников я согласился на личную охрану, которую обеспечивало специальное подразделение МВД. Но впоследствии необходимость в этом отпала.

Качество и надежность

- Сегодня ваше имя больше ассоциируется с общественной деятельностью, решением задач в масштабах государства. Это и Общероссийская организация «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», и Комиссия по безопасности Общественной палаты России. А как обстоят дела с бизнесом?


- Бизнесом я сейчас практически не занимаюсь. Несколько лет назад доли в бизнесе продал, вышел из всех коммерческих организаций, ни в одной больше не являюсь ни директором, ни учредителем. Имеющейся недвижимостью занимается управляющая компания, все договоры аренды - «белые» и законны. Денег хватает и на жизнь, и на развитие организации. Общественная деятельность требует много времени и самоотдачи.

- А как вы начали заниматься общественной деятельностью?

- С самого начала я активно реализовывал социальные проекты в силовой и правоохранительной сферах, постепенно они становились все крупнее и системнее. В 2002 году создал и возглавил журнал «Офицеры» - серьезное профессиональное издание в качественном исполнении, распространявшееся на бесплатной основе во всех силовых ведомствах и контрольно-надзорных органах тиражом в 65 тысяч экземпляров. Журнал стал общепризнанным ведущим изданием по межведомственной силовой тематике.

А в 2007 году вместе с рядом достойных офицеров принял участие в создании Общероссийской общественной организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ». Мы поставили перед собой цель объединить потенциал ветеранов, действующих офицеров и граждан для решения задач, стоящих перед государством и обществом на современном этапе. В созданной структуре мне доверено было возглавить президиум. На этом посту нахожусь уже почти 10 лет и отвечаю за стратегическое развитие организации. А руководителем Центрального исполкома организации является генерал-лейтенант полиции в отставке Михайлов Александр Георгиевич.

Воспитывался я в уважении к офицерскому корпусу, с ними, в большей части, и работал. Мне более комфортно их общество, чем бизнесменов. В целом я ко всем отношусь с уважением. Но процент интересных, честных и порядочных людей среди офицеров значительно выше.

- Неужели все сами спонсируете?

- Да нет, конечно. Это было бы стратегически неправильно: общественная организация не должна зависеть от финансовых возможностей одного или нескольких человек. У нас есть благотворительный совет, в который входят социально ответственные бизнесмены, разделяющие наши цели и задачи и оказывающие помощь в их реализации. Периодически получаем финансовую поддержку и по государственной линии, хотя в ближайшее время планируем от неё отказаться: важной роли в развитии организации она не имеет. Кстати, гранты уже года два не получаем, нет необходимости. А вообще, если все делать грамотно, то на общественную деятельность много денег не нужно, особенно если у организации есть заслуженный авторитет и доброе имя. Надо просто уметь системно и профессионально работать,

- У организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» хороший современный офис, большой автопарк, сотрудники обеспечены мощной оргтехникой. На это точно нужны средства, и немалые...

- «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» - одна из крупнейших и авторитетнейших общественных организаций в стране. Мы достигли этого в том числе благодаря тому, что ко всему относимся с позиции качества и надежности. Мы требуем от нашей команды максимальной эффективности и создаём для этого соответствующие условия.

«На общественной деятельности нельзя зарабатывать»

- А какова цель? Для чего все это? Вы ведь очень состоятельный человек и можете вообще не работать...


- Поверьте, это крайне интересно и увлекательно. Для меня деньги - лишь средство для достижения результата, а не самоцель. Да и если не все мы, то кто будет делать нашу страну и общество лучше и безопасней. И это не лозунг, а моя позиция.

- Не секрет, что некоторые общественные организации занимаются коммерческой деятельностью, тем самым зарабатывая необходимые для развития средства. Как вы к этому относитесь?

- Считаю, что на общественной деятельности нельзя зарабатывать. Это неправильно. К сожалению, есть и такие организации, которые во главу угла ставят именно коммерцию, зарабатывание денег для нужд организации и руководства, а благие цели лишь декларируются. При этом отсутствие результатов работы оправдывается недостатком финансирования. Я бы, кстати, вообще предложил рассмотреть запрет для общественных объединений заниматься бизнесом.

Но есть и те организации, для которых это единственный способ существования. Это сложный вопрос, и подходить к нему надо взвешенно и аккуратно. Помимо того, государство сейчас планирует отдать часть функций в социальном секторе некоммерческим организациям. Считаю такой подход правильным и разумным.

- Так может, правильно, когда в учредители и в руководство общественных организаций приходят самодостаточные и обеспеченные люди, как вы, которые не только не зарабатывают, но и вкладывают свои деньги и соответственно относятся к самой организации и ее развитию?

- В мировой практике есть такие примеры, и в нашей стране это тоже постепенно приходит. Когда человек заработал достаточно денег, он знает, что это не главное в жизни, и готов работать на благо своей страны и народа.

При создании организации важно понимать не только цели и задачи, но и соответствующее обеспечение их реализации. Хотя, ещё раз повторюсь, в общественной деятельности и политике деньги не главное. Куда важнее идейная и профессиональная команда. И деятельность должна быть не ради кипучего процесса, а на результат.

Кстати, международный опыт говорит и о том, что общественные организации по своей роли и влиянию могут быть мощнее и универсальнее многих политических структур. Пример «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» показывает, что это применимо и для России.

- Наверное, легко так говорить, не имея проблем с финансированием?

- Мы даже сейчас находимся на стадии активного развития, и, соответственно, дефицит денежных средств тоже ощущаем. Поэтому постоянно оптимизируем расходы и повышаем эффективность использования имеющихся у нас ресурсов. Ещё раз хочу выразить благодарность за решение вопросов обеспечения деятельности «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» членам Благотворительного совета и ряду членов организации.

- А почему они помогают? В чем их мотивация?

- Мы все давно уже стали единой сплоченной командой. У организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» есть девиз: «Вместе мы - сила!» Все мы - офицеры, бизнесмены и простые граждане, сотрудники центрального аппарата и региональных отделений, наши добровольцы и активисты - делаем одно общее дело! И это не просто увлечение, это цель жизни.

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Александр Яневский оценил работу правоохранительных органов по противодействию терроризму

Транспортные объекты в России остаются приоритетными целями международных террористов, заявил секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев на выездном совещании по вопросам...

Игорь Шевчук о задержании украинского диверсанта в Крыму: киевские власти хотели в очередной раз напакостить крымчанам

Сотрудники ФСБ задержали агента Службы безопасности Украины и предотвратили несколько диверсий в Крыму, сообщает пресс-служба ведомства. «ФСБ России предотвращено...

Александр Михайлов: Мы имеем дело с принципиально новыми средствами противоборства в информационных войнах

Современную жизнь просто невозможно представить без Интернета. Во всемирной паутине ежедневно общаются миллионы людей, она является важным инструментом коммуникации. Но...

Александр Перенджиев прокомментировал закон, запрещающий уклонистам работать на госслужбе в течение 10 лет

Президент России Владимир Путин 26 июля подписал указ, согласно которому ужесточается наказание для граждан, которые без законных оснований не прошли воинскую службу по призыву в...

Александр Солуянов: В России нет необходимости призывать девушек на срочную службу в армию

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова заявила, что девушки в России ущемлены в праве проходить срочную службу в армии. «Сегодня армия стала мощней...

Мансур Юсупов: Необходимо принять закон о конфискации имущества у взяточника и его ближайших родственников

В Госдуму внесен законопроект, который расширяет понятие о взяточничестве, сообщил зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. В...

Андрей Молчанов прокомментировал законы о регулировании мессенджеров и ужесточении правил продажи SIM-карт

Госдума приняла в третьем чтении сразу три законопроекта: о регулировании мессенджеров, запрете использования технологий доступа к заблокированным в России сайтам (так называемых...

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Мы в социальных сетях

Журнал «Офицеры»